Пьют и убивают друг друга

Бытовое убийство… Мы очень часто встречаем такую формулировку в новостях, но редко задумываемся о её смысловой нагрузке. Бытовое убийство — звучит буднично, почти не страшно. Бытовая техника, бытовые проблемы, бытовые убийства — это почти в одном эмоциональном ряду.

Обыденность смерти — страшная штука. Страшнее неё только восприятие обществом такой смерти как нормы жизни.

Формально это может быть как «чистое убийство», то есть 105-я статья, так и «нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшее смерть», то есть 111-я статья. Сути это не меняет — бытовое убийство, обычное дело. Встречается сплошь и рядом…

Вокруг Старой Смоленской дороги, на стыке Кардымовского и Ярцевского районов, прилепилось много маленьких деревень, которые доживают свой век «до последнего жителя». Новых людей не появляется по понятным причинам — делать там нечего, вокруг тоска и второе поколение безнадёжности.

Молодёжь разбегается, куда глаза глядят. Те, кому убегать некуда или бежать поздно, проживают остаток дней, руководствуясь принципом «жизнь коротка — нужно просто немного потерпеть». Остальные мрачно пьют в перерывах между поездками на вахту.

Обычная жизнь — будничная. Она ничем не отличается от жизни в дорогобужских, ельнинских или духовщинских деревнях.

Народ от водки дуреет. И начинает самостоятельно сокращать свою популяцию. По пьянке друг друга режут, душат, забивают голыми руками, палками и прочими подручными предметами. Такая смерть обычно приходит по ходу застолья: слово за слово — бутылкой по голове — нож в руку… и всё. Бытовое убийство, обычное дело.

В одной из таких деревень вблизи Старой Смоленской дороги жил с матерью и отчимом некий Юрий Папанов. Зимой в деревне скучно. Там и летом-то вечером деваться некуда, а зимой темнеет рано — из развлечений только самогон или телевизор, причём неизвестно, от чего скорее очумеешь. Вот и Папанов развлекался в рамках тех реалий, в которых существовал. Проще говоря, пил. Причём мама составляла ему компанию.

…В тот злополучный день отчим был на вахте. Наступил обычный скучный вечер и Юрий с мамой решили по этому случаю «утопить тоску в стакане». В деревнях супермаркетов нет, сельские магазины закрываются рано, поэтому пришлось ехать за самогонкой в местную «столицу» — в деревню Соловьёво. Это центр сельского поселения, где сохранилась даже некая видимость цивилизации: горят уличные фонари и вечный огонь на военном мемориале, а местные самогонщики готовы предложить самые изысканные напитки на любой вкус.

Добрались до Соловьёва на проходящем рейсовом автобусе, который ходит из Челновой в Ярцево. Заглянули в «точку», купили самогона и отправились к знакомой в гости, чтобы в тепле скоротать время до обратного автобуса.

Втроём с хозяйкой они устроили небольшое застолье. В тепле от выпитого самогона мать Папанова быстро захмелела и её, как говорится, «развезло». Решили оставить женщину спать в гостях, а Юрий засобирался на последний автобус, чтобы вернуться домой.

Но в это время, мама во сне… извините за физиологические подробности — пьяная женщина обмочилась под себя прямо на чужой кровати. Рассерженная хозяйка тут же выставила их обоих из дома.

Оказавшись на улице, Папанов решил тащить маму до остановки. Та ещё не пришла в себя от самогона и не могла самостоятельно стоять на ногах. Он отволок родительницу к дороге и положил её на обочину, а сам стал думать, как быть дальше. Решив, что с мертвецки пьяной обмочившейся мамой в автобус его не пустят, Юрий собрался сам быстро доехать до деревни и вернуться с кем-нибудь из знакомых на машине. Но пока он таскал мать по сугробам, последний автобус ушёл.

Папанов стал звонить всем подряд, но помощи не нашёл. Знакомые с машинами были заняты, оставался один тракторист — но и он сказал, что на своём транспорте не сможет доехать до Соловьёва.

И тут доведённый до бешенства Папанов потерял контроль над собой. На него нахлынула такая ярость, что он начал в исступлении избивать лежащую мать руками и ногами. За обмоченную кровать. За ушедший автобус. За своё бессилие. Он бил её, не разбирая куда — по телу, по голове. Он бил, и с ударами злость покидала его… Женщина не подавала признаков жизни и было непонятно, то ли она «в отключке», то ли уже умерла.

Остановившись, Юрий отдышался, утёрся снегом… На глаза попались санки. Он положил избитую мать на эти санки и потащил к соседнем дому. Папанов вспомнил, что хозяин этого дома уехал на заработки, а соседка временами топит там печь и присматривает за собакой. Он решил дожидаться автобуса в этом доме, чтобы не околеть на улице.

Дверь была не заперта. Юрий затащил мать в дом и уложил на кровать. Она была уже холодной, но Папанов не придал этому значения: мол, «замерзла на холоде — скоро согреется». Уложив мать, он и сам задремал…

Разбудила его соседка. Та самая, у которой они коротали время в ожидании проходящего автобуса до Челновой и которой «испортили» кровать. Она как раз и присматривала за пустующим домом и пришла проверить, как топится печь. Зайдя в дом, подошла к кровати и поняла, что под покрывалом кто-то лежит. Увидев избитую женщину, она испугалась и стала звонить всем знакомым. Сбежались местные жители, вызвали полицию… К тому времени мать Папанова была уже мертва.

На трупе буквально не было живого места. Был поражён даже видавший виды патологоанатом: он установил, что Папанов нанёс матери не менее 27 ударов, переломал ей рёбра, сломал челюсть, всё её тело было сплошной гематомой.

Юрия взяли под стражу. Он ничего не отрицал и сам рассказал следователю, как было дело.

Недавно Юрия Папанова судили в Духовщинском районном суде (Кардымовский суд закрыли ещё восемь лет назад, а всё правосудие передали под юрисдикцию соседнего района). Ему вменили 111-ю уголовную статью, то есть «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей». Папанова признали виновным и отправили на шесть лет в колонию строгого режима.

Минус два человека. Одна — на кладбище, другой — в колонии. И вроде ничего не изменилось. И деревенская жизнь идёт так же, как шла. Народ ездит на вахту или работает от случая к случаю. Между делом, зимними вечерами развлекает себя телевизором и самогоном, дерётся и иногда насмерть. А что? Бытовое убийство — обычное дело…