Ведётся активная переписка

Продолжаем рассказывать читателям о том, как ведётся борьба за сохранение нашего исторического наследия — комплекса старинных зданий Хлудовской мануфактуры.

Ещё летом «Сигма Плюс» осветила старую, запущенную проблему: в нескольких публикациях мы рассказали о плачевном состоянии, в котором находится старинный комплекс дореволюционных строений ХБК. В частности, «хлудовская» башня с часами 1873 года постройки и несколько прилегающих сооружений, включая бывшую фабричную церковь.

Остаток часового механизма в башне.

Сегодня эти памятные здания — первые капитальные постройки нашего города — буквально на глазах разваливаются. Если не принять срочных мер, то через пару десятилетий они могут исчезнуть вовсе. А вместе с ними пропадёт сама «сердцевина» Ярцева, ведь именно с этих зданий началось зарождение города. Между тем, эти памятники архитектуры подлежат охране. В 1974 году исполком областного Совета депутатов внёс в перечень охраняемых объектов целый архитектурный ансамбль: помимо старого корпуса «хлудовской» фабрики с пристроенной к нему церковью, в него вошли старинные дома 1 и 2 на Ленинской улице.

Редакция нашей газеты направила обращение в городской Совет депутатов. Там рассмотрели проблему на заседании комитета по уставной деятельности и местному самоуправлению. Копии нашего редакционного обращения были направлены также в районную администрацию и в областной департамент по культуре.

Вскоре прошло совещание с участием заинтересованных сторон. Было установлено, что «административное здание, включающее в себя башню с часами, действующим предприятием не эксплуатируется, вследствие отсутствия функциональной необходимости, а также средств на его ремонт и содержание».

Но мало признать этот факт, с ним нужно что-то делать. И вот когда появляется слово «делать», то сразу начинается старая песня: «денег нет». Важность проблемы все понимают, но из-за бедности сделать ничего не могут.

Старинный корпус фабрики

Понятно, что для сегодняшних владельцев комбината этот «архитектурный комплекс» — обуза и головная боль. Эти постройки им не нужны, но и снести их нельзя — памятник истории. А памятник нужно содержать. На это требуются деньги, а у нынешних «промышленников», в отличие от Хлудова, в голове не укладывается, как можно тратить свою прибыль на какие-то памятники. Собственно, этим и отличаются нынешние фабриканты от дореволюционных. Прежние вкладывали деньги в развитие страны — тот же Хлудов, хотя и был прирождённым коммерсантом, умудрился помимо фабрики построить целый город с больницами, школами и прочей «социальной инфраструктурой». Много ли школ, домов и больниц построили нынешние фабриканты? Вопрос, конечно, риторический…

Впрочем, вернёмся к нашим развалинам. Ссылки на «сложное финансовое положение» вряд ли могут служить оправданием бездействия. Охрана памятников регламентируется законом, а закон не может применяться избирательно: «есть деньги — соблюдаю, нет денег — не соблюдаю».

Собственно, это подтвердил очередной ответ, который мы получили на прошлой неделе. Как мы уже говорили, местные депутаты передали копию нашего редакционного обращения в областной департамент по культуре. И вот 8 октября департамент ответил Ярцевскому горсовету, а 25 октября горсовет ответил нам. Это традиционная бюрократия — гонять одну бумажку по десяти адресам для видимости работы, в то время пока памятник архитектуры продолжает разваливаться.

Что же пишут из департамента? Да ничего нового…

«Департамент Смоленской области по культуре рассмотрел обращение главного редактора газеты «Сигма Плюс» Д.А. Сатанова по вопросу состоянии объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) регионального значения «Здания хлопчатобумажной фабрики купца Хлудова», и сообщает следующее.

Согласно нормам Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры)» собственник или иной законный владелец объекта культурного наследия обязаны осуществлять расходы на содержание объекта и поддержание его в надлежащем техническом, санитарном и противопожарном состоянии.

… на объектах культурного наследия допускается проведение работ по их сохранению — мер, направленных на обеспечение физической сохранности и сохранение историко-культурной ценности объекта, предусматривающих консервацию, ремонт, реставрацию, приспособление объекта для современного использования и включающих в себя научно-исследовательские, изыскательские, проектные и производственные работы, научное руководство проведением работ по сохранению объекта, технический и авторский надзор за проведением этих работ.

Работы по сохранению объекта культурного наследия проводятся на основании задания, разрешения на проведение указанных работ, выданных органом охраны объектов культурного наследия (в данном случае департаментом Смоленской области по культуре), проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия, получившей положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы, и согласованной соответствующим органом охраны объектов культурного наследия, а также при условии осуществления технического, авторского надзора за проведением работ, научного руководства проведением работ и государственного надзора в области охраны объектов культурного наследия за их проведением.

К проведению работ по сохранению объекта культурного наследия допускаются юридические лица и индивидуальные предприниматели, имеющие лицензию на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия…»

Много и ни о чём. Чиновники вообще любят в свои ответы вставлять, по делу и без дела, целые выдержки из законов. Это придаёт ответам объём, но начисто лишает смысла. Речь ведь идёт не о законах, а об их исполнении! Впрочем, в самом последнем абзаце этого мудрёного и пустого ответа забрезжил слабый лучик здравого смысла:

«4 ноября уполномоченным специалистом департамента в целях проверки фактов, изложенных в обращении главного редактора газеты «СигмаПлюс» Д.А. Сатанова, произведен осмотр состояния зданий объекта культурного наследия, по результатам которого составлены соответствующие акты. Копии указанных актов осмотра для сведения и принятия соответствующих мер будут направлены собственникам или иным законным владельцам объекта, в сроки, установленные законодательством».

Что из этого следует? Что «уполномоченный специалист» осмотрел разваливающиеся здания, констатировал их удручающее состояние и составил акты. Эти акты отправят руководству ХБК. И всё пойдёт по тому же замкнутому кругу: комбинат уже сообщал об «отсутствии средств на его ремонт и содержание».

Уникальная чугунная лестница в башне.

Теперь вспомним о том, что наша редакция выступила с официальным запросом по этой проблеме ещё в начале июня. То есть за четыре месяца все структуры оказались способны только на одно: признать проблему. И всё!

Кажется, пора перешагивать через областной уровень и выходить напрямую на Министерство культуры. Иначе наши местные руководители так и будут, создавая видимость работы, активно пересылать друг другу бессмысленные бумажки, а старинные постройки так и будут разваливаться…