Чтобы кладбища не стали помойками

12.08.2016 09:00
Горы мусора рядом с могилами людей — это характерная картина для наших кладбищ

Горы мусора рядом с могилами людей — это характерная картина для наших кладбищ

Когда кладбища напоминают свалки — это унизительно. Причём не только для тех, кто лежит на этих кладбищах. Им, по большему счёту, уже всё равно. Это унижает нас, живых. То, как общество относится к своим покойникам, говорит и об отношении к живым.

Ни для кого не секрет, что ярцевские кладбища находятся в удручающем состоянии. Отсутствие элементарного благоустройства в местах последнего упокоения наших горожан приводит к тому, что погосты порой напоминают помойки.

Состояние кладбищ во многом, конечно, зависит от воспитания людей. Кто-то, прибравшись на могилах родственников, аккуратно соберёт мусор в пакет и унесёт с собой до ближайшего контейнера. А кто-то попросту выбросит его на краю кладбища, и это не самое противное — ведь бывает так, что мусор выкидывают на соседние «бесхозные» могилы.

Что это? Психология советского человека с его размытым отношением к смерти? Отсутствие элементарной культуры?

Мне доводилось бывать в разных краях и видеть разные кладбища. Есть много разительных отличий…

Например, необъяснимая любовь наших людей к немыслимым оградам на кладбищах. Нигде, кроме как у нас, нет такой моды — огораживать могильные участки заборами из арматуры. Такие ограды характерны только для российских кладбищ, да и то не везде. Это, кстати, советская привычка, потому что до революции русские люди традиционно не ставили ограды вокруг могил. Из-за этих безумных оградок наши кладбища смахивают то ли на садоводческий кооператив, то ли на склад металлолома. Ограды ставят так тесно, что между могилами порой не протиснуться. Кажется, что наш человек даже после смерти хочет отгородиться, опасаясь, что «соседи» залезут на его участок. Или родственники хотят «застолбить» территорию разом на всё семейство, словно ждут войны или мора. При этом все знают, что «там» нужно совсем немного места… Видимо, это всё-таки причуды менталитета. Такие же причуды, какие побуждают народ по «поминальным» дням устраивать на кладбищах настоящие пикники, оставляя после себя на могилах груды конфет, печенья и прочей снеди, словно покойникам на том свете недостаёт именно карамелек, пирожков и крашеных яиц.

Впрочем, всё это можно списать на наши национальные особенности. Многие понимают, что всё это — суеверие и излишество, но при этом усердно красят оградки и оставляют на могилах продукты. Пусть так, в конце концов — мёртвым уже всё равно, а живым это нравится.

Но есть моменты, которые не спишешь на местный колорит и не оправдаешь традициями. Например, наплевательское отношение властей к содержанию и благоустройству кладбищ. Точнее — к уборке мусора и созданию элементарных условий. Не для мёртвых — для живых.

Казалось бы, уже много лет эта тема периодически поднимается местными чиновниками — но потом всё сходит на нет.

В Ярцеве есть даже особые правила содержания мест захоронений, которые были приняты ещё в декабре 2013 года. Этот документ полностью называется «Положение об организации ритуальных услуг и содержании муниципальных мест погребения», его можно скачать на сайте администрации. Там всё прописано чёрным по белому, если соблюдать это положение — то на кладбищах будет порядок. Например, там перечислено то, что должна организовать мэрия, проведя конкурс и заключив договор с обслуживающей фирмой: выкашивание газонов, обрезка и спиливание деревьев, вывоз бытового мусора, грейдерование кладбищ, выравнивание дорог.

Но для этого нужно работать, а не изображать видимость. У нас же традиционно местные власти работают в двух случаях — перед визитом областного начальства, создавая «показуху», или — по принуждению, то есть «из-под палки».

Причём так бывает даже в простейших случаях, когда не требуется решать сверхсложные задачи, а нужно просто исполнять свои полномочия. Порой прокуратура вынуждена через суд понуждать чиновников выполнять свои прямые обязанности.

Один из недавних примеров — свалка на теплотрассе, о которой мы писали две недели назад. Вокруг теплотрассы образовалась помойка, люди жаловались и возмущались, в итоге прокурор был вынужден обратиться в городской суд, чтобы… обязать нашу мэрию навести порядок. И вот 5 июля судья Оксана Коржакова обязала администрацию ликвидировать несанкционированную свалку.

Чуть раньше, весной, был такой же случай, но не по мусору, а по состоянию дорог и уличному освещению. Прокурор обратился в суд с иском — он требовал обязать администрацию Ярцевского района обеспечить освещение Революционной улицы и отремонтировать одну из самых разбитых улиц — Центральную. 18 марта судья Олег Помельников решил: обязать администрацию вкрутить лампочки и отремонтировать дорожное покрытие.

Вдумайтесь: прокурор через суд понуждает мэрию выполнить её прямую работу. Не парадокс ли это?

Кстати, это не единичные случаи, а обычная практика. Схема простая, словно футбол: прокуратура «делает пас» в суд и судья с подачи прокурора «забивает гол» в ворота администрации.

Вот — два новых эпизода. И касаются они как раз уборки кладбищ.

Два дня — два иска. Прокурор обратился в Ярцевский городской суд с исками к администрации — о понуждении к совершению действий. То есть, чтобы суд понудил чиновников взяться за работу.

13 июля рассматривался иск по благоустройству кладбища у храма Петра и Павла. Прокуратура провела проверку и зафиксировала на этом кладбище сразу девять (!) свалок из мусора, венков, мешков, пакетов, бутылок и прочего хлама. Кроме этого, там нет стоянки для транспорта, нет урн для мусора, нет нормальной контейнерной площадки.

На следующий день, 14 июля, рассматривался такой же иск, только по поводу кладбища в районе бывшего посёлка им. Станкевича, или, как говорят в Ярцеве, «на Станкевиче». На этом кладбище прокуратура нашла две несанкционированные свалки, а в остальном недостатки были те же, что и возле храма Петра и Павла — нет стоянки, нет урн, нет нормальной контейнерной площадки.

Судья Оксана Коржакова удовлетворила оба иска — она обязала администрацию оборудовать кладбища у храма Петра и Павла и «на Станкевича» стоянкой для автотранспорта, урнами для сбора мусора, а также площадкой для мусоросборников с твердым покрытием.

Но вот что интересно — каждый раз, даже в суде, когда прокурор всё разложил по полочкам и крыть, казалось бы, нечем, администрация умудряется… не признавать исковые требования! Словно прокурор требует чего-то непристойного, на что согласиться мэрия, словно честная девушка, не может в силу своих высоких моральных принципов.

Но прокурор требует просто выполнять то, что мэрия обязана выполнять. Фактически, администрация «не признаёт»… свои собственные полномочия. Мол, мы понимаем, что обязаны, но у нас на это нет денег. Изыскивать возможности не хотят, словно это заклинание «нет денег» является достаточным оправданием.

Это напоминает отношения в семье алкоголиков, которые нигде не работают, несмотря на то, что дома — нищета и дети голодают. Пропойцы хнычут — «денег нет и вообще жизнь не удалась». И свои обязанности по содержанию детей игнорируют, потому что «денег нет». Но как это заканчивается? Рано или поздно их лишают родительских прав. Потому что это ваши проблемы, что нет денег, а детей — будьте добры обеспечить.

Примерно так же и в нашем случае. Нет денег на дороги? Нет денег на благоустройство кладбищ? Это ваши проблемы. Ищите деньги, в долг берите, но свои обязанности выполняйте. Потому что органы местного самоуправления вправе осуществлять заимствования, а также привлекать субсидии из других бюджетов.

В конце концов, в этом есть справедливость. Потому что рядовых граждан никто не освобождает от налогов или коммунальных платежей на том основании, что «нет денег». Обязаны? Делайте!

Очевидно, что это ненормальная ситуация, когда такие вопросы, как — прибраться на кладбище, убрать свалку, вкрутить лампочку, заделать дорожную яму — приходится решать через столько инстанций, привлекая прокуратуру и суд. Но это, увы, та реальность, в которой мы живём.

P.S. Когда я готовил этот материал, мне сразу вспомнились кладбища в соседней Беларуси. Недавно довелось проехать по служебным делам по Витебской, Могилёвской и Гомельской областям. Нам, привыкшим к смоленским полузабытым кладбищам, было удивительно то, что тамошние власти заботятся… о бесхозных могилах. Даже если могила заброшенная, коммунальная служба покрасит крест казённой синей краской, прополет траву и к празднику воткнёт пластмассовый цветок. Кроме того, все кладбища огорожены и на них нет куч мусора, как у нас. И вряд ли это всё делается по принуждению суда.

Так выглядит окраина кладбища в районе бывшего пос. им.Станкевича в Ярцеве

Так выглядит окраина кладбища в районе бывшего пос. им.Станкевича в Ярцеве

Поделиться ссылкой:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок