Проще не пить…

24.02.2017 09:00
Если бы у них были деньги на коньяк — они бы пили коньяк. А так мелочи хватало только на отраву…

Если бы у них были деньги на коньяк — они бы пили коньяк. А так мелочи хватало только на отраву…

К нам в редакцию частенько заглядывает «сосед» — спившийся мужичок, живущий неподалёку, в одной из стареньких трёхэтажек на улице Горького. Улучив момент, когда мы с коллегами соберёмся на крыльце для перекура, он подкрадывается и привычно начинает клянчить: «Уважаемые! Не выручите ли меня двадцатью рублями? Так плохо, прямо помираю…»

Иногда он просит десять рублей, иногда, когда его «колбасит» особенно жёстко, просит больше — и часто получает. Потому что просит мало, не врёт что «на хлеб», да и просто жалко: воспитывать его поздно, за ум он уже не возьмётся, а то, что ему невыносимо плохо — это видно невооруженным глазом. И непременно, сжав в трясущейся руке вожделенную мелочь, он суетливо спешит куда-то во дворы на Советской…

Как он умудряется напиваться так быстро и так дёшево — это тайна, но возвращается он уже через десять минут — как говорится, «в хлам».

— Ты что пьёшь-то? — иногда мы пытались выяснить состав его «винной карты».

— Так спирт же… — сипло отвечал «сосед» и иногда показывал припасённый в засаленном кармане куртки пузырёк.

— Так запретили же его теперь в аптеках продавать?

— А я и раньше его в аптеке не покупал, — ухмылялся уже похмелившийся «сосед». — Кто ищёт — тот всегда найдёт. А где не скажу: вы в газете напишете, менты придут и не будет больше «точки».

— А отравиться не боишься? Слышал ведь, сколько людей от этих пузырьков «загнулось»…

— Всё равно подыхать. Не, не боюсь, — заключал философски мужичок. — От этого не помрёшь. Этот спирт только может «по ногам ударить», у меня кореш уже второй год с палочкой ходит, а до этого месяц лежал — ноги отнялись. А помереть-то не помрёшь… — тоном эксперта разъяснял «сосед». — Им же самим невыгодно, чтобы помирали. Все помрут, некому будет покупать спирт. Так что совсем уже отраву не продают. Хотя, всё равно отрава, конечно! — с этими словами он потопал дальше по своим алкогольным делам.

ОТ ПОЛИТУРЫ — К БОЯРЫШНИКУ

Эту проблему — повальное увлечение алкогольными суррогатами — обсуждают уже лет тридцать. Это не новое изобретение, тут не надо кривить душой: в советские «восьмидесятые» народ точно так же ударными темпами пил всё, что горит. Советские люди в эпоху горбачевской «антиалкогольной кампании» глушили спирт и бытовую химию, политуру и одеколон, и даже употребляли клей «БФ» — опускали в банку с клеем включенную дрель, все резиновые компоненты наматывались на сверло, а остальное с чудовищным риском для жизни «шло в дело». Так что продажа «боярышника», «лосьонов для лица» и «средств для ванн» — это просто один из способов в обход закона удовлетворить спрос страждущих дешёвой выпивки.

Сейчас с этим сложнее, чем в советские времена — тогда завзятые пьяницы могли хотя бы пить «плодово-ягодные вина», мерзкие на вкус, но дешёвые, к тому же — произведённые государством. Теперь такого сегмента дешёвого алкоголя нет.

Но потребители-то есть! Алкоголики никуда не делись, их в стране сотни тысяч, если не миллионы, и у всех «горят трубы». А рынок со своими законами неумолим: раз есть спрос — будет и предложение. Нет предложений легальных? Значит, найдутся ушлые люди и сформируют теневой рынок спиртсодержащего пойла.

Вот так за тридцать лет прошли путь от политуры к «боярышнику». Правда, это оказался путь по замкнутому кругу…

ВЫБОР ОТ НИЩЕТЫ

Проблема вновь «выстрелила» в декабре, когда в Иркутске отравились метанолом сотни людей, из которых погибло почти восемьдесят человек. Они пили «Боярышник». Тут тоже есть оговорка — оказывается, эти «боярышники» бывают разные. Есть аптечная спиртовая настойка (её пьяницы тоже уважают), а есть «концентрат для принятия ванн». Дураку понятно, что никто не принимал никакие боярышниковые ванны — его пили, причём пили массово, и безработные, и трудящиеся, в эту статистику попали даже медсестра и сотрудница детского сада. То есть мало того, что это пойло существовало в открытой продаже, так оно ещё подразделялось на «хороший боярышник» и «плохой боярышник».

Они пили плохой. Почему? Вопрос риторический. Если бы у них были деньги на коньяк — они бы пили коньяк. А так мелочи хватало только на отраву.

Стограммовая бутылочка — примерно сорок рублей. Если разбавить до состояния водки, то получится двести граммов. В общем, при пересчёте получится примерно сто рублей за пол-литра пойла, по крепости близкого к водке. Конечно, такая дешевизна привлекала ценителей брутальных нестандартных напитков.

На бутылочке написано — «внутрь нельзя». Но ведь, как говорится, у нас много чего «написано»… Если пьяница знает, что там, внутри, этиловый спирт, он не особо будет колебаться. Но в тот раз в Иркутск попала партия с метиловым спиртом…

После этой трагедии власти подвели статистику. И все пришли в ужас, словно вчера родились и впервые увидели очевидное. По данным Росалкогольрегулирования, россияне ежегодно употребляют внутрь до 250 миллионов литров спиртосодержащих средств вроде «Боярышника». А ещё пьют стеклоочистители, средства для протирки кожи и прочее, прочее, прочее.

Оборот от продажи этой дряни только в позапрошлом году составил три с лишним миллиарда рублей! Как говорится, кому война — а кому мать родна…

ОТРАВА УХОДИТ В ТЕНЬ

Реакция государства была быстрой, но бестолковой. Главным санитарным врачом России было вынесено постановление «О приостановлении розничной торговли спиртсодержащей непищевой продукцией». Этим постановлением было предложено всем торговым организациям приостановить на 60 суток розничную торговлю спиртсодержащей непищевой продукцией с содержанием этилового спирта более 28 процентов. Исключение сделали для стеклоомывающих жидкостей.

В общем, вся такая продукция должна по цене соотноситься… с ликеро-водочной. То есть дрянь в «пузырьках» де-факто приравняли к алкогольным напиткам и привязали к ним же по цене.

Например, в рознице водка не может стоить меньше 190 рублей за пол-литровую бутылку, минимальная розничная цена на коньяк — 322 рубля за пол-литра. И теперь придётся пересчитывать, сколько может стоить тот или иной «боярышник», как если бы это была водка.

Торговлю приостановили. Начались проверки. Как известно со слов главного санитарного врача в Ярцевском, Духовщинском и Кардымовском районах Алексея Рябченко, у нас нарушений не было выявлено — то есть в легальных торговых точках «пузырьки» и «фуфырики» не продают.

Но где-то же их берут!

Как и следовало ожидать, рынок алкогольных суррогатов не исчезнет. Он просто уйдёт «в тень». Если раньше «фуфырики» продавали в аптеках и даже в уличных автоматах, то теперь этим начинают заниматься подпольно — всякие бабушки, вчерашние самогонщицы.

Гнать самогон нынче невыгодно — нужно покупать сахар, дрожжи, выдерживать срок брожения, потом перегонять. А тут всё просто — купил у знакомых жуликов несколько коробок с «пузырьками» и продавай в розницу, трави население…

В итоге картина изменилась в аптеках. Зато в деревнях, в частном секторе — местные выпивохи всегда знают, в какую заветную дверь постучаться, чтобы за пригоршню мелочи купить пару вожделенных «пузырьков». Кроме того, «пузырьки» — это только один из видов «торговой тары».

Контрафактный спирт продают и в пятилитровых канистрах, знай только разбавляй и лей в бутылки. В гаражах налаживают мини-заводы, где делают из «левого» спирта «палёнку», то есть водку, которая не проходит никакой контроль.

Не надо думать, что Иркутск далеко. У «бутлегеров» своя сеть и, как теперь говорят, «налаженная логистика». Например, иркутская отрава официально производилась в Санкт-Петербурге. А у нас — прямо в соседнем районе, в Сафонове — в прошлом году две молодые женщины отравились насмерть, причём не «боярышником», а, как они сами думали, приличным напитком. Вот только купили они его «с рук» и он оказался ядовитым…

У нас от алкогольных суррогатов умирают постоянно, а незаметно это — потому что на фоне Иркутска цифры меркнут. Но умирают же! На память приходит случай в соседней Брянской области, в Стародубском районе. Разом пять человек умерли от стеклоочистителя. Чем они думали, когда купили пятилитровую бутыль (какую заливают в бачок стеклоомывателя), сели и вшестером выпили её до дна? Пять покойников, одного откачали.

Из совсем близких случаев, о которых наша газета писала. Осенью 2011 года в одной из деревень Духовщинского района нашли три трупа. Три покойника — итог застолья, в котором фигурировал тот же «напиток», стеклоочиститель. В деревне Мокряки пятеро местных жителей распили целую бутыль. Трое умерли, двое выжили.

На самом деле статистика «не видит» многих случаев таких отравлений. Чтобы попасть в статистику, надо, чтобы причиной смерти врачи указали прямое отравление. Но в акте о смерти часто указывают «сердечную недостаточность» и прочие причины, которые, в свою очередь, вызывает ядовитое пойло.

Полицейские практически каждую неделю обнаруживают у нас на Смоленщине то склад с контрафактным алкоголем, то фуру, битком набитую бутылками с непонятным спиртным.

Недавно в Гагарине, в гаражном кооперативе, нашли больше тысячи канистр с готовыми «коньяками» — почти на два миллиона рублей. Остаётся только гадать — сколько уже продано и куплено, на каких столах будут стоять эти «коньяки»?

Около Рославля на дороге остановили фуру — а в ней 15 тысяч бутылок готовой немаркированной алкогольной продукции! А сколько таких фур успели прошмыгнуть незамеченными?

В общем, наш редакционный «сосед» был прав: «Кто ищет — тот всегда найдёт».

СКОЛЬКО СТОИТ ВОДКА

Исходя из неумолимых законов рынка, глупо бороться с предложением, пока есть спрос. Возможно, государству стоит заняться регулированием ценовой политики алкоголя — например, снизить стоимость легальной бутылки водки, чтобы народ не рыскал по подворотням в поисках дешёвых заменителей.

Кстати, во многих странах есть определённый ассортимент легального «алкоголя для нищих». Ведь не только в России есть пьяницы. Например, в Европе, в США, в Австралии пьянчуги могут купить настоящий, но очень дешёвый алкоголь, он вполне по карману людям, живущим на пособие. С одной стороны, это неоднозначная мера. С другой стороны — тамошним маргиналам не приходится травиться контрафактными «боярышниками».

У нас пока идут в совершенно обратном направлении. Министерство финансов предлагает повысить минимальную розничную цену на водку до 219 рублей. Но делается это, понятно, не ради заботы о населении, а для получения прибыли. Сейчас минимальная цена за бутылку — 190 рублей. Государство с каждой бутылки водки забирает себе примерно 130 рублей, то есть реальная «заводская» цена водки — 40-50 рублей за бутылку. Неплохой доход для государства, не так ли?

Поделиться ссылкой:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок