Ярцевским чиновникам молодые врачи не нужны?

15.09.2017 09:00
Молодому специалисту приходится думать не о пациентах, а о том, где искать жильё.

Молодому специалисту приходится думать не о пациентах, а о том, где искать жильё.

Много у нас говорят о «поддержке молодых специалистов». Если послушать чиновников, то перед выпускниками вузов, которые приезжают работать на периферию, распахиваются прямо-таки райские врата: и тебе «подъёмные», и тебе служебное жильё, и тебе карьерный рост…

СЛОВ МНОГО, толку мало. Вся эта словесная трескотня вокруг молодых специалистов — воздух, пустышка. В жизни всё оказывается совсем не так. Чтобы это понять, нужно просто выключить телевизор и включить мозг. Поговорить с кем-то из этих самых молодых специалистов, чтобы узнать — как живётся после института, как повезло трудоустроиться, что можно себе позволить на зарплату в 10-15 тысяч? И много других жизненных нюансов.

Поговоришь — и становится понятно, что за словами чиновников нет ничего.

Внешняя картинка — болтовня. За этой болтовнёй — бетонная, прямо-таки непробиваемая стена равнодушия. И чиновник, который на каждом углу кричит о «дефиците молодых кадров» и «поддержке выпускников», на самом деле думает о другом. Чиновник думает: «На кой чёрт вы сюда припёрлись после своего института? Теперь возиться ещё с вами, как будто без вас хлопот мало»… Это не преувеличение. Это простое жизненное умозаключение.

ВОТ ПРИМЕР, который даже искать не пришлось. Молодой врач из Ярцева, Екатерина Киржайкина. Терапевт. Доктор, как говорится, «первого эшелона», нужнейший специалист. Приехала работать в наш прекрасный развивающийся город. И вскоре поняла, куда попала…

Екатерина Киржайкина, до замужества Базылева, родом из Демидова, из нашей же области. Муж — из Калужской области. У супругов — маленький ребёнок. В общем, стандартная молодая семья со стандартным набором проблем.

После окончания Смоленской медицинской академии по целевому направлению приехала работать в Ярцево. Было это ещё три года назад, Екатерине тогда было неполных 25 лет. Своего жилья у молодых в Ярцеве, разумеется, не было, как нет его и по сей день. Но были надежды и планы. Ради чего вообще люди идут на целевое обучение? Это даёт определённые перспективы — человек, заключая договор, рассчитывает на то, что будет трудоустроен и как-то сможет «зацепиться за жизнь».

Вот и в случае с Екатериной — была именно такая надежда. Причём не какая-то отвлечённая, а самая что ни на есть конкретная. Как полагается, был составлен договор, по которому молодому врачу-интерну при трудоустройстве должны были предоставить в Ярцеве служебную жилплощадь. И когда доктора Киржайкину направили в качестве терапевта в Ярцевскую ЦРБ, это можно было расценивать как некую стабильность на несколько лет вперёд. Как бы не так…

ЖИТЬ МОЛОДОЙ СЕМЬЕ оказалось негде. Ну, несколько месяцев скитания по съёмным углам ещё можно списать на бюрократические проволочки — пока всё оформят, нам в России к этому не привыкать. Но месяцы шли, а жилья так и не было. Хотя договором оно гарантировалось.

Озадаченная таким прохладным отношением, Екатерина Киржайкина обратилась в районную администрацию. Всякое же бывает: вдруг за всякими хлопотами чиновники забыли о молодом докторе. Решила напомнить о своём существовании.

И получила неожиданный отказ. Не просьбу подождать, а прямой отказ.

Глава Ярцевского района Владимир Макаров прислал ей официальный ответ: жилищная комиссия не нашла в Ярцеве свободного жилья и постановила — отказать.

Но договор-то куда девать? Повесить на стену в туалете, в съёмной квартире?

Официальный документ, который гарантировал Киржайкиной, что у неё будет свой угол, исходя из которого её семья собиралась пустить корни в Ярцеве, растить детей, строить жизнь. Какова цена этому договору? Доктор Киржайкина обращалась в администрацию не один раз. И отказывали ей тоже не один раз, словно под копирку: «нет жилья».

В марте прошлого года, чтобы отвязаться от бездомного врача, представитель администрации Татьяна Зуева показала Екатерине Киржайкиной квартиру, которую ей предложили занять. Собственно, квартиры как таковой не было: ванной нет в принципе, электрика и сантехника — под замену, внутри необходим полный ремонт, чистый приют для бомжей. «Надо ремонт — делайте за свой счёт», — махнули рукой в мэрии. Словно чиновники забыли о договоре, в котором чётко написано, что жильё должно быть как минимум пригодно для проживания.

За Екатерину хлопотало руководство Ярцевской ЦРБ, её проблему знают в областном Департаменте по здравоохранению, но — всё впустую. Что делать? Ситуация глупая. На руках — документ о том, что тебе от администрации положена служебная квартира. И второй документ — отказ этой же самой администрации. И в жизненном опыте — несколько переездов по съёмным квартирам и горькое осознание своей полной ненужности.

ПРИШЛОСЬ СУДИТЬСЯ. Чтобы администрация исполнила договор, ею же и подписанный. Летом этого года заявление Екатерины Киржайкиной было рассмотрено в Ярцевском городском суде, который, разумеется, встал на сторону молодого терапевта. Администрацию Ярцевского района обязали предоставить Екатерине Киржайкиной служебное жилое помещение.

И вновь нашла коса на камень! Администрация не согласилась с решением и обжаловала его. Ну не хотят чиновники изыскать жильё врачу — ни по совести, ни по суду.

Глава Ярцевского района Владимир Макаров подал в Смоленский областной суд апелляционную жалобу, в которой просит пересмотреть решение Ярцевского городского суда и отказать Киржайкиной «ввиду отсутствия свободных жилых помещений муниципального жилого фонда».

Кажется, администрация готова сделать всё, чтобы вынудить Екатерину Киржайкину расторгнуть контракт и уехать из Ярцева. Но она не хочет уезжать!

Такой вот жизненный нонсенс, наглядная иллюстрация о том, как у нас заботятся о молодых специалистах. Живите как хотите и где хотите, только не приставайте к занятым людям со своими челобитными.

ЧТО КАСАЕТСЯ ОТСУТСТВИЯ свободного муниципального жилья, то в Ярцеве на эту тему давно ходит самая разнообразная информация. Жильё есть, это очевидно. Просто движение этого жилья нужно контролировать, а у нас с этим проблема.

Вот интересный и самый памятный пример. Зимой 2015 года в Ярцеве произошёл скандал. В одной из муниципальных квартир в доме 25 на улице Энтузиастов жила гражданка, по отзывам соседей — из «неблагополучных». К ней прибился какой-то сожитель без определённого рода занятий. Женщина вскорости умерла, а неизвестный человек остался жить в муниципальном жилье. Не зарегистрированный и никак вообще не обозначенный.

Никого в администрации не заинтересовало — что с квартирой, как обстоит дело, кто там обитает. Но всё это время соседи жаловались в мэрию: обратите внимание — на вашей жилплощади обосновался бомж. И долг в триста с лишним тысяч за этой квартирой был. Но администрацию это не особо беспокоило.

И вот этот неизвестный житель умер. И пролежал девять дней, пока запах разлагающегося тела не добрался до вентиляционных каналов — только тогда, когда забили тревогу соседи, мэрия вдруг «вспомнила» про свою муниципальную квартиру.

И вот что любопытно: всё это происходило, как выше упомянуто, в 2015 году. В это же самое время доктор Екатерина Киржайкина безрезультатно ждала служебной жилплощади, получая стандартные ответы — «жилья нет».

Так вот как получается: это не муниципального жилья у нас в городе нет. Это у чиновников муниципалитета желания работать нет. А это, как говорят одесситы, «две большие разницы».

Поделиться ссылкой:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок