Дать шанс

17.08.2010 13:00

В 1998 году уголовно-исполнительная система отделилась от системы МВД. В само понятие «наказание» стали вкладывать больше, чем просто возмездие за совершенное преступление. Осужденным дают шанс на свободе исправить свою вину. Инспектор УИН не надзиратель, он в первую очередь психолог, от которого зависит судьба сотен людей.

В кабинет начальника уголовно-исполнительной инспекции №7 по Ярцеву Романа Ершова Сергей пришел искать правду жизни. Восемь лет, проведенные в колонии, дали время осмыслить свою прежнюю жизнь, начинать новую оказалось невероятно трудно. Обмен паспорта совпал с отсидкой, документ выдали, но без прописки. Вот уже полтора года после освобождения мужчина ночует по друзьям и колымит, где берут без прописки. Все его мечты свелись к своему углу в общежитии, но получить его без регистрации невозможно. Свою квартиру при разводе оставил жене еще до тюрьмы, место в общежитии давно потеряно. Аккуратно одетый, как видно непьющий, готовый к любой работе, но очень потерянный в жизни. Вся бравада в виде наколок на руке осталась в прошлом, в настоящем он никак не может сориентироваться.

— Так построена сегодня система, что лица, освобождающиеся на свободу, остаются один на один со своими проблемами, — объясняет Роман Владимирович уже после того, как в очередной раз проконсультировал Сергея. — Наша инспекция создана для работы с осужденными, не лишенными свободы. За помощью Сергей пришел сюда потому, что на зоне человек, если он не из преступной среды, он всегда ищет внутреннюю поддержку у администрации колонии. Здесь, на свободе, ему некуда идти. Конечно, он не наш подопечный, но хочется помочь человеку, даже заявление куда-то написать для него проблема.

Люди после колонии чувствуют себя беспомощными. Перед Сергеем у Романа Владимировича был другой человек, также после долгой отсидки. Тому повезло больше, родственники простили все обиды и помогают заново начать жить. Мужчина говорит, что Ярцево за восемь лет отсутствия не узнал, даже в магазине расплатиться сразу не мог, все изменилось, он же по сути остался в прошлом веке.

За первые полчаса пребывания в кабинете Романа Владимировича многие вопросы к интервью отпали сами собой, о проблемах говорили люди, пришедшие сюда за помощью. Контингент же инспекции — это те, кто осужден без изоляции от общества: обязательные и исправительные работы, ограничение свободы, условный срок, есть и такая категория, как досрочно освобожденные женщины, имеющие детей до 14 лет. Таких на сегодня 280 человек, за год же через инспекцию в общей сложности проходит около четырёхсот человек. Одних снимают с учета, других ставят, но кто-то, к сожалению, срывается и условное наказание заменяется лишением свободы. Таких в прошлом году было шестнадцать человек.

Люди по-разному настроены на жизнь. Очень важно, кто находится рядом с ними. Несколько лет назад в инспекцию так же как Сергей приходил мужчина, оставшийся без прописки после возвращения из мест лишения свободы. Он жил под мостом как бездомная собака, проблема казалась неразрешимой, но одна женщина приютила у себя фактически бомжа, и он вернулся к жизни. Далеко не всем так везет.

Система наказания — это целая наука, до начала ХХ века уже существовало 24 философские системы, обосновывающие право наказывать лиц, совершивших преступление, и около 100 отдельных теорий наказания. Каждое время несет свои формы. Сегодня одна из новых — домашний арест, когда человек не имеет права без разрешения покинуть район, до 4 раз в месяц отмечается в инспекции, помимо личного контроля инспектора. Домашний арест — альтернатива строгому наказанию, он может заменить через определенное время пребывание в колонии при условии соответствующего поведения. Такие граждане уже в скором будущем пополнят списки стоящих на учете в инспекции, не потому что надо срочно разгрузить тюрьмы. Любое наказание имеет под собой более сложную основу: человек не должен ожесточиться, наказание должно воспрепятствовать вновь нанести вред обществу.

Уголовно-исполнительная инспекция уже 10 лет как самостоятельное звено в системе правосудия. Постепенно идет техническое переоснащение службы. На районы выделяется транспорт, возросли требования к занимаемым помещениям. Все это говорит о том, что работы у инспекторов прибавится. Государство меняет тактику наказания: зона многих ломает, оставаясь на свободе, пусть даже ограниченной, у человека больше шансов встать на путь истинный. Количество подопечных в УИН возрастет. Правда, и на сегодняшний день на каждого инспектора приходится гораздо большее число подконтрольных граждан, чем положено по норме.

Роман Ершов в инспекции работает уже 10 лет, за это время перед глазами и через душу прошли сотни потерянных судеб. По мнению Романа Владимировича люди не меняются, а вот жизненные обстоятельства оказывают большое воздействие. Так, во времена сильной безработицы возрастает количество повторных преступлений. Инспекторам уголовно-исполнительной инспекции хорошо видно наличие или отсутствие профилактической работы с потенциальными правонарушителями со стороны милиции — нет контроля, человек имеет больше соблазна зайти за черту дозволенного.

— Наш институт в системе наказания очень интересен, от правильно избранной меры наказания вообще зависит дальнейшая судьба человека. На многих людей воздействует даже сама публичность наказания. Нас тоже зачастую просят не сообщать на работу по тому или иному поводу. Если человек боится, что к нему будут по другому относиться, он не потерян для общества. Инспектор нашей службы — это не только юрист, но и хороший психолог. Потребуется немало времени, чтобы человек раскрыл свою душу, без этого помочь ему трудно. Ищем подходы к каждому. Хотелось, чтобы по окончанию срока наказания человек не просто вздохнул, что он удержался, но и чтобы у него остались теплые впечатления от общения с нами. Кстати, многие наши подопечные рассказывают, что пытаются своих друзей удержать от неправильных шагов, приводя в пример себя.

По мнению Романа Владимировича, некоторые граждане попадаются совершенно нелепо, кто-то из-за своей безграмотности — сегодня, чтобы идти в ногу с жизнью, среднего образования недостаточно. К сожалению, немалый процент (примерно 25%) стоящих на учете — женщины. Особое беспокойство вызывают молодые дамы, до 22 лет, у которых амбиции зашкаливают за разум. Теперь среди контингента УИН и несовершеннолетние преступники. Сейчас суды дают и этой возрастной категории серьезные наказания. С подростками работа особая. В этом плане плодотворной оказалось сотрудничество с героико-патриотическим центром «Долг», который занимается поисковой работой. По началу несовершеннолетние хулиганы комплексовали на мероприятиях центра, теперь посещают их с удовольствием, участвуя и в спортивных мероприятиях и на вечерах памяти. В сентябре уголовно-исполнительная инспекция запланировала ряд профилактических мероприятий совместно со службой госнаркоконтроля: лекции, показ видеофильмов. Такие акции мимо сознания подростков не проходят.

В планах инспекции установка тесных контактов с центром занятости. В обязанности инспекторов не входит трудоустройство подопечных, но помочь в какой-то ситуации, порекомендовать то или иное место работы, будет ощутимой помощью. Когда человеку не за что жить, он чаще повторяет свой преступный путь.

Беседа с Романом Владимировичем неожиданно раскрыла такие стороны работы уголовно-исполнительной службы, о которых поначалу и не предполагалось. Помимо большого количества документов, проверок и всего остального официального, чисто человеческое участие в работе инспектора все же вышло на первое место. Служба, на которую государство возлагает большие надежды, избрала самый верный путь. Человеку мало дать шанс исправления, нужно дойти до его сознания, помочь пробудить совесть.

Поделиться ссылкой:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок