Пятнадцать мячей

23.11.2018 09:00

В редакцию принесли пару пожелтевших от времени листков с текстом, аккуратно набранным на старой печатной машинке. Сверху стоял короткий заголовок — «Пятнадцать мячей». Первой мыслью было, что это — какой-то материал из спортивной истории города. Нам часто приносят такие заметки, но эта заинтересовала тем, что была чересчур старинной — часто ли сегодня встретишь машинописный текст? Я начал бегло читать… и уже через несколько строк отложил в сторону все прочие дела.

Это была совсем не спортивная заметка. Ярцево, война, оккупация, расстрелы мирных жителей на стадионе… И целая история — настолько невероятная, что вполне может оказаться правдой.

Этот материал — перепечатка из книги Василия Соколова «Люди необычной судьбы», которая была выпущена издательством ДОСААФ в 1969 году. В книге приводилась статья из газеты Северного флота «На страже Заполярья». Номер и год газеты не указан, над поиском оригинала мы ещё будем работать. Пока же публикуем эту невероятную историю…

«…КОГДА в 1941 году в Ярцево пришли фашисты, комендантом города стал эсэсовец Шванебрайт. Любимым занятием гитлеровца, именовавшего себя «спортсменом», стало устройство «состязаний»… Нацист наслаждался, глядя, как голодные, обессиленные люди бегут стометровку, избивают друг друга на «ринге» — очерченном палкой квадрате футбольного поля, поднимают, надрывая себя, самодельную штангу. Победителю Шванебрайт даровал отсрочку от расстрела, а побеждённого убивал сам тут же на стадионе.

A ещё отличался комендант пристрастием к спиртному. А когда выпивал, зверел окончательно. И однажды озверел так, что в пьяном раже застрелил своего помощника. Однако в убийстве были обвинены жители города.

Начались повальные аресты. В подвал для смертников в числе прочих ярцевчан попал и шестнадцатилетний парнишка Гриша Твердов.

Люди, запертые в подвале, отлично знали, что их ожидает. Но смириться со своей участью никто не хотел. Учитель истории Василий Иванович Калюжный говорил своим товарищам: «Если окажемся пассивными — умрём наверняка, если будем действовать — может быть, останемся живы. Когда поведут на расстрел, по команде бросимся на конвоиров — нам терять нечего. А в решительности и смелости — наше спасение»…

Однако утром арестованных повели не в сторону кладбища, а к стадиону. Шванебрайт решил поиздеваться над людьми, прежде чем их расстрелять.Эсэсовец ожидал смертников, сидя на трибуне стадиона, — по одну руку бутылка с ромом, по другую пистолет. Старший конвоя построил арестованных перед комендантом и зачитал приговор. Затем добавил: «Смерти избежит тот, кто семь раз из десяти попадет с линии штрафного броска в корзину баскетбольного щита». Раздалась команда: «Справа по одному к щиту!».

Первым оказался старик Иван Андреевич Столяров. Он подошёл к роковой черте, взял трясущимися руками мяч и, неуклюже расставив ноги, долго примерялся к броску.

— Скорее, скотина! — гремел с трибуны Шванебрайт. Старик неуклюже бросил мяч — на трибуне раздался хохот — «Ещё!». И снова мимо… «Бесполезное дело, — заметил эсэсовец. — Эту развалину и смерть не заставит забросить мяч. Отвести его в сторону!»

Вторым на очереди был Калюжный. Василий Иванович обратился к коменданту: «Я никогда не играл в баскетбол и боюсь, что доставлю вам ещё меньше удовольствия, чем предыдущий». Шванебрайт показал рукой в сторону.

Следующим был Гриша Твердов. Он спокойно подошел к мячу, повертел его в руках, прикидывая вес, и бросил одной рукой в корзину.

— Браво! — снизошел до похвалы эсэсовец. — Ты раньше играл в баскетбол. Я вижу по движениям!

Комендант не ошибся. Гриша, несмотря на молодость, был лучшим бомбардиром городских баскетболистов. Занимался он и легкой атлетикой, и самбо.

— Слушай, — продолжал Шванебрайт, — я умею ценить хороший спорт… И вот доказательство. Если ты уложишь в корзину еще пятнадцать мячей подряд, то освободишь от смерти и этих скотов, — комендант кивнул на арестованных.

Ничего, казалось, не изменилось в облике юноши. Только лицо стало еще бледнее, да в глазах появилась отчаянная решимость. Эсэсовец спустился с трибуны и, играя пистолетом, стал за спиной Гриши. Вокруг сгрудились любопытные конвоиры вперемежку с арестованными. Воцарилась мёртвая тишина… Гриша наклонился, «заземлил» мяч и, медленно выпрямляясь, сделал бросок.

— Три, четыре, пять, — чётко отсчитывал попадания Шванебрайт. — Пятнадцать попаданий подряд! Феноменально!

И вдруг комендант заорал диким голосом: «Ты, негодяй, пытался обмануть меня! Смотри, где твои ноги!» — носок одного ботинка юноши касался черты.

— Свинья, — зашипел эсэсовец и поднял пистолет. Но молниеносный удар самбиста сбил коменданта с ног, пистолет оказался в руках у Григория.

В то же мгновенье арестованные повисли на карабинах и автоматах конвоиров. Первым в своей жизни выстрелом юноша уложил Шванебрайта. Потом он стрелял в солдат, солдаты — стреляли в него…

Решимость, отчаяние удесятеряют силы. Бывшие смертники, отбив у немцев оружие, бросились через поле в лес. Только в глухой чащобе остановились они, чтобы увидеть, кто остался жив. Многих не было с ними. Не было Калюжного, и старика Столярова.

А потом горстка отважных влилась в один из партизанских отрядов Смоленщины. И мстила фашистам жестоко и яростно…»

ТАКОЙ РАССКАЗ… Под первым впечатлением от него факты отходят на второй план. Лишь потом начинаешь задумываться: как такой случай, если он имел место, оставался долгие годы неизвестным? Юный спортсмен в присутствии вооружённого конвоя застрелил коменданта города — и мы узнаём об этом только случайно, по перепечатке из флотской газеты пятидесятилетней давности? Да такой поступок тянет как минимум на орден!

Поиски в архивах пока ничего не прояснили. К примеру, нет свидетельств того, что некий Шванебрайт был комендантом, — известно, что комендантом Ярцева был майор (по другим данным — штурмбанфюрер) Гоуш. Впрочем, в те годы кадры оккупационной администрации менялись быстро. Мы продолжим искать сведения, которые могут пролить свет на эту историю.

Если кто-то из читателей располагает информацией об описанных событиях или о судьбе их участников, просим сообщить об этом в редакцию. Возможно, совместными усилиями нам удастся восполнить исторический пробел.

Нам известно, что немцы проводили расстрелы мирных граждан на стадионе «Труд». Но случай активного сопротивления, описанный в книге, был неизвестен широкой общественности.

Нам известно, что немцы проводили расстрелы мирных граждан на стадионе «Труд». Но случай активного сопротивления, описанный в книге, был неизвестен широкой общественности.

Поделиться ссылкой:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок