Кто рискует стать бездомным?

07.12.2018 09:00

Пока страна смотрела безобразные вечерние ток-шоу и увлечённо обсуждала российско-украинские скандалы, совершенно незамеченной прошла короткая новость из Верховного суда. Между тем, маленький прецедент может иметь глобальные последствия для миллионов россиян. Дело в том, что теперь граждан-банкротов, которые не могут рассчитаться по долгам, смогут выгонять из единственного жилья, а имущество выставлять на торги. Если учесть, сколько наших земляков по уши сидят в кредитах, то нетрудно понять — эта новость касается нас гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.

Сначала на эту новость обратили внимание юристы, занимающиеся имущественными спорами. Высшая судебная инстанция допустила изъятие у граждан-банкротов единственного жилья для продажи на торгах. Это следует из решения по делу некоего Анатолия Фрущака. Фрущак и его кредитор Кузнецов судятся уже почти десять лет. За эти годы долг Фрущака вырос с 8 миллионов до 13 миллионов рублей.

В прошлом году Фрущак подал в арбитраж заявление о банкротстве, его иск удовлетворили, после чего была запущена процедура продажи его имущества. При этом мужчина попросил суд исключить из выставляемой на торги собственности квартиру, которая считается его единственным жильем.

Суды трех инстанций поддержали его позицию, ссылаясь на решение Конституционного суда, который ранее подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья.

Правда, Конституционный суд вместе с этим предписывал законодателю внести поправки в Гражданский кодекс, чтобы определить пределы этого иммунитета, исходя из принципа соразмерности при защите интересов кредитора. Проще говоря, чтобы не уравнивать владельца убогой «хрущёвки» и владельца дорогой квартиры в пять комнат (как в случае с Фрущаком, квартира которого «тянет» на 28 миллионов рублей). По мнению адвокатов, в таких ситуациях разумно было бы говорить об аресте и реализации части жилья, ведь законодательство допускает обращение взыскания на часть единственной квартиры, если она по площади значительно превышает необходимую для проживания. То есть отобрать у того же Фрущака четыре комнаты, оставив ему одну — чтобы погасить его долг и не оставить его без жилья.

В другом варианте, если должник проживает в огромной квартире или в двухэтажном частном доме, ему, по идее, должны предоставлять другое жильё — более скромное, а разница в цене пошла бы на погашение долгов.

Но у нас в России пока нет такой практики. Совершенно непонятно, кто будет определять, какое жилье и где именно достаточно предоставить гражданину. Да и откуда брать это жильё? Кто будет заниматься этим обменом? В общем, идей много, но никто не знает, как это сделать практически.

Решили рубить сплеча. Рассматривая спор Фрущака и Кузнецова, судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ отменила решения нижестоящих судов. То есть фактически «сняла иммунитет» с единственной квартиры ответчика. Теперь разбирательство начнется заново.

Юристы видят в этом опасный сигнал, ведь решение Верховного суда явно не согласуется с позицией Конституционного. А суды на местах работают по такому принципу: Конституцию мы уважаем, но в своих действиях руководствуемся разъяснениями Верховного. Конечно, у нас в России не прецедентное право, но это по большему счёту формальность. Суды в основном берут за основу уже имеющуюся практику. Что может получиться, если суды примут это дело как прецедент?

Десятки и сотни тысяч россиян сегодня находятся в тяжелой ситуации. Люди увязли в кредитах, при этом многие теряют работу — что объяснять, все мы понимаем, какова наша реальность. Причём ситуация не улучшается, а наоборот — люди тонут в долгах всё глубже. По данным федерального реестра сведений о банкротстве, за первые девять месяцев этого года процедуру банкротства начали свыше 30 тысяч россиян — это на 47% больше, чем за аналогичный период прошлого года! При этом, по информации объединенного кредитного бюро, на 1 октября 2018 года потенциальными банкротами признаны 739 тысяч россиян. Речь идет о россиянах, чья сумма долга составляет более 500 тысяч рублей при просрочке 90 и более дней.

Стать банкротом сегодня — проще простого. Потеря постоянной работы при наличии одного-двух солидных кредитов — это экономическая катастрофа в масштабе отдельно взятой семьи. Платить по кредитным обязательствам становится нечем. И во многих случаях, если дело дойдёт до суда, может оказаться, что квартира — это единственное имущество, которое есть у человека. Если решение Верховного суда будет реально работать, то такие квартиры пойдут «с молотка», а в России возрастет количество бомжей. Не можешь отдать долг — отдай квартиру. Забрать у должника жилье, это самый простой вариант.

В общем, остаётся надеяться, что в ситуацию либо вмешается Конституционный суд, либо «подкорректируют» законодательную базу, чтобы определить — какая квартира является роскошью и её можно за долги «пустить в размен», а какая квартира является необходимым человеку минимумом и её трогать нельзя. Пока же над тысячами россиян-должников маячит перспектива оказаться на улице — и теперь это отнюдь не метафора.

Фото: Yashmaa.photosight.ru

Поделиться ссылкой:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок